Интервью генерального директора Фонда А.Н. Каньшина Федеральному агентству новостей


В фонде «Воскресение» рассказали, когда станет известна стоимость Главного храма ВС РФ

Почти в год в подмосковной Кубинке ведется строительство главного храма Вооруженных Сил России, посвященного 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. О том, сколько средств собрано на возведение собора, как ведется стройка и контролируется расход денег от жертвователей, Федеральному агентству новостей рассказал Александр Каньшин, глава фонда «Воскресение», который проводит через себя все денежные операции.

— Александр Николаевич, почему у Вас на столе рядом с макетом Храма Победы стоит модель другого собора?

— Это макет храма святого Саввы в Белграде — по размеру он такой же, как наш. Я недавно был в Сербии, вернулся оттуда под впечатлением от масштабов строительства, и рассказал нашему министру обороны, что сербы строят свой храм таких же размеров уже 90 лет. «Ну что ж, мы свой за полтора года построим», — сказал министр обороны Сергей Шойгу.

— На сегодняшний момент через ваш фонд по данным сайта собрано почти 3 млрд рублей — как оценить размер этого сбора относительно всех затрат на строительство?

— Да, у нас на счетах фонда собрано почти три млрд рублей от физических лиц, кроме того, подписаны новые контракты, по которым мы ожидаем поступления и гранты от различных организаций, поэтому реальные сборы уже больше на несколько миллиардов. У нас около 70 тысяч благотворителей из числа физических лиц, почти 600 юридических, примерно 10 тысяч пожертвований мы приняли через смс-сервис. Но когда мы проанализировали платежи, то обнаружили, что за многими единичными меценатами стоит коллектив людей: например, сдавали через своего представителя ветеранские организации, военкоматы, структуры воинских частей, сотрудники предприятий. Так что реальные взносы сделали намного больше людей, только посчитать их всех невозможно — это уже сотни тысяч тех, кому важно построить вместе храм Победы.

Кроме того, не забывайте, что это только «живые деньги», а нам вносят также пожертвования строительными материалами, техникой, металлами, оборудованием. Эта составляющая постоянно меняется, появляются новые организации, которые спонсируют строительство материалами. Именно из-за этой особенности мы не можем указать окончательную стоимость всего проекта.

Скажем, заложили в смету колокола, а колокололитейный завод Анисимова отлил их бесплатно. Среди наших жертвователей — крупные российские корпорации РУСАЛ, «МиГ», Комета, ЦКБ «Рубин», «Концерн Калашников», «ИСС», «Урал», «Невская Оптика», Рособоронэкспорт, Газпромбанк, ВТБ, Промсвязьбанк, Сбербанк и другие. К моменту благоустройства нам, скорее всего, будут еще дарить брусчатку и зеленые насаждения. Мы в прямом смысле строим храм всей страной.

Могу сказать, что примерно через месяц после открытия храма 9 мая 2020 года мы не только сами отчитаемся, но и попросим ФГАУ УИСП и другие структуры, с которым работаем в связке, предоставить свои отчеты. Когда храм будет стоять в готовом виде, мы сможем точно сказать: он обошелся во столько-то миллиардов, «живыми» деньгами потрачено столько, материалов — столько. Пока что наша группа экспертов по строительной части во главе с Сергеем Параджановым старается снизить сметную стоимость во всех договорах, но не за счет качества, а за счет договоренностей. Финансирование строительства идет через фонд на основании более чем 60 договоров по заявкам ФГАУ УИСП, МО РФ, ГУОВ и ФКП и других структур, все расходы согласовываются с Минобороны. Все сметы уточняет замминистра обороны РФ Тимур Иванов, а
контролирует лично Сергей Шойгу. Он же — наш главный гарант того, что 9 мая храм откроется. Да, наверно, есть те, кто видит в строительстве храма экономический проект, где можно украсть деньги. Но Сергей Шойгу ясно всем сказал, что на храме никто не заработает, что лучше своим честным участием войти в историю и увековечить память о Великой Отечественной войне. Ну и лучшее доказательство того, что все деньги в работе — это то, что строительство идет, мастерские не закрываются день и ночь, пишутся иконы, готовится внутренняя отделка, в ноябре возведут купола.


 

— Вы уже год ведете благотворительный проект по сбору средств, как удается подогревать постоянный интерес так, чтобы пожертвования не оставались? Это ведь проблема всех таких фондов — постоянное напоминание о себе.

— Во-первых, у нас задействован весь мощный потенциал Минобороны, как в строительстве, так и в информационной работе, все средства и возможности Главного военно-политического управления под руководством заместителя министра обороны, начальника главка Андрея Картаполова и департамента информации и массовых коммуникаций, который возглавляет Игорь Конашенков. Во-вторых, мы обратились ко всем губернаторам субъектов РФ, нас поддержали, использовали региональные СМИ, социальные сети. Нам помогает с размещением социальной рекламы канал «Россия-1», правительство Москвы. Кроме того, каждый год в армии новый набор ребят, которые потенциально могут поучаствовать в проекте. Они могли не знать о стройке на гражданке, но в армии точно узнают. 

— Кстати, когда Минобороны только объявило сбор средств, были сообщения о том, что военных заставляют сдавать на строительство. Какая сейчас обстановка?

— Возможно, на первом этапе, когда информация только обрушилась на армию, вполне допускаю, что где-то на местах отдельные командиры взводов могли «перебдеть». Но это точно не было массово, плюс руководство Минобороны довольно оперативно все скорректировало так, чтобы сбор был не принудительный, а только добровольный. Представители нашего фонда работают сейчас во всех видах и родах войск ВС. Очень активно информационная работа ведется главкоматом Сухопутных войск, командованиями ВДВ, Западного и Южного военных округов, Управлением начальника Ракетных войск и артиллерии ВС. Солист ансамбля имени Александрова, золотой голос России Вадим Ананьев провел ряд благотворительных выступлений — после них мы зафиксировали всплеск смс-платежей, так он вдохновил своим призывом. У него, кстати, дед воевал, так что он очень искренне и от сердца рассказывает о храме. 

— Выделяете наиболее «патриотичные» регионы в ходе сбора средств на храм?

— Я бы сказал, что более активны Москва, Московская область, Петербург, Краснодарский край, Ростовская область, Ставропольский край, Калининградская область, Хабаровский край, Северная Осетия-Алания. Но в этом перечислении я имею в виду информационную поддержку, а не сбор финансов. Через сайт фонда мы не отслеживаем регионы, откуда поступают средства: к нам приходит только фамилия, сумма и тип карты. Добавлю еще, что мы запустили акцию «Сердце солдатской матери» в память о Епистинии Степановой, которая потеряла девять сыновей на войне. В рамках акции тоже рассказываем о строительстве храма, и могу сказать, что это движение в поддержку солдатских матерей очень поддержали в республиках Северного Кавказа: Чечне и Ингушетии. Для них мать и вообще, старшее поколение — это святое, поэтому, несмотря на то что это регионы мусульманские, они тоже информируют о строительстве храма в честь 75-летия Победы.



— Помню, что ваш фонд первым запустил сбор историй и данных об участниках Великой Отечественной войны, но сейчас параллельно идет такой же сбор через Минобороны. Какие результаты у этой акции?

— Мы накопили почти 1000 историй в рамках акции «Мы – наследники Победы», и что важно – именно историй. Если Минобороны работает с архивными данными 33 млн призванных на фронты, то мы хотели, чтобы за каждым именем был рассказ потомков. Нам присылали целые семейные истории, у нас в гостях была со своими рассказами и дочь маршала артиллерии Владимира Михалкина, и дочь маршала Василия Казакова. Очень много писали люди послевоенного поколения — они очень бережно относятся к этой памяти, но и из молодежи тоже присылают рассказы о своих прадедах.

— Александр Николаевич, пока в России строится храм в честь 75-летия Победы, в странах Восточной Европы нас просят не называть действия Советской Армии «освобождением» от фашистской Германии — как недавно сделал МИД Болгарии. Как относитесь к таким заявлениям?

— Знаете, я по делам строительства храма был в Болгарии, Армении, Сербии, Италии, Сирии, Англии, Франции… Люди разные, страны разные. Во многих странах сейчас идут выборы, и важно, какая политическая сила оказалась у руля. Скажем, Украина при одних политических лидерах проводила парады Победы, а пришел Порошенко и отменил их – миллионы людей оказались за бортом, никому не нужными. Но не надо сравнивать политическую конъюнктуру с мнением всего народа. Мы для того и строим храм Победы – он консолидирует историческую память, он уравнивает в ней всех. В наших «наследниках Победы» есть и украинцы, и белорусы, и все, кто воевал с нами на фронтах Великой Отечественной войны.

Российская газета
02 октября 2019

Военные предпочитают квартире жилищную субсидию
РИА "ФАН"
9 сентября 2019

В фонде «Воскресение» рассказали, когда станет известна стоимость Главного храма ВС РФ
Российская газета
9 сентября 2019

Колокола готовы к бою

Все публикации...











При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.megapir.info обязательна.

Создание и оптимизация web сайта