«Защита защитников — это нелепо. Нужны социальные гарантии»

Комиссия Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей была создана совсем недавно — 23 января этого года, но уже зарекомендовала себя как вполне «боеспособная» структура. Члены комиссии принимают активное участие в осуществлении общественного контроля над силовыми ведомствами, в защите прав и интересов военнослужащих и ветеранов. Но все же главная задача общественников, программа «максимум» — вернуть профессии защитника Отечества былой престиж. Об этом говорит председатель Комиссии Александр КАНЬШИН.

К сожалению, сегодня в Вооруженных силах есть немало проблем, требующих активного вмешательства общества. Если общество хочет иметь высокопрофессиональную армию — оно должно добиваться от государства адекватных действий в этом направлении и принимать активное участие в их реализации.
В числе основных направлений нашей деятельности — улучшение подготовки граждан к военной службе, обеспечение безопасности военной службы, предупреждение гибели и травматизма военнослужащих, разработка рекомендаций по переоснащению Вооруженных сил новыми образцами вооружения, активное включение офицеров запаса в социально-экономическую жизнь.
Сегодня трудно сказать, в чем силовики нуждаются больше: в контроле со стороны общества или в его поддержке. Все должно гармонично сочетаться, без перекосов и перегибов. Наша комиссия старается работать именно по такому принципу.
То, что мы пытаемся делать, точнее всего было бы назвать шефством. Кстати, именно такую форму общественного контроля предложил возродить член нашей комиссии народный артист СССР Василий Лановой. Чтобы лучше понять, что происходит в Вооруженных силах, нужно больше ездить по гарнизонам, общаться с солдатами и офицерами. С этой целью члены Комиссии намерены провести ряд встреч и совещаний в воинских частях уже в самое ближайшее время. Только так можно помочь военнослужащим в решении наболевших вопросов.
Однако я категорически против термина «социальная защита» применительно к людям в погонах. Мы намерены поставить вопрос об изменении этой законодательно закрепленной формулировки на «социальные гарантии». Думаю, вы согласитесь, что слово «защита» в отношении защитников Отечества звучит нелепо, даже унизительно.
Помимо этого, в центре внимания комиссии находятся вопросы устранения противоречий в законодательстве по вопросам военной службы и приведение его в соответствие реалиям сегодняшнего дня. Судите сами. В России действуют более 80 законов и нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность военнослужащих. Многие устарели, вошли в противоречия с другими законами. В результате у военных возникают серьезные проблемы.
Например, Федеральный закон «О статусе военнослужащих», входит в противоречие с новым Жилищным кодексом РФ. Это дает возможность муниципалитетам забирать себе квартиры, которые военнослужащие оставляют, переезжая из гарнизонов к новому месту службы. Несмотря на то, что это жилье находится в резерве Министерства обороны, на балансе квартиры стоят именно в муниципалитетах. И в соответствие с Жилищным кодексом местное самоуправление вправе распределять его среди малоимущих. А ведь это тысячи квартир! Общественная палата обратилась ко всем губернаторам с просьбой решить этот непростой вопрос в пользу людей в погонах. Должен заметить, что практически во всех субъектах федерации руководители пошли нам навстречу, и до устранения правовой коллизии эти квартиры будут передаваться только военнослужащим.
В рамках комиссии уже начала работу «горячая линия», благодаря которой военнослужащие, военные пенсионеры и члены их семей могут рассказать о своих проблемах, подпитать Общественную палату необходимой информацией.
Что больше всего тревожит людей? Почти половина обращений связана с отсутствием компенсационных выплат за продовольственный паек и санаторно-курортное лечение. Военные пенсионеры и вдовы военнослужащих жалуются на отсутствие второй страховой части пенсии, «северных» надбавок и пенсии по старости после увольнения с военной службы.
Вдовы военных пенсионеров часто сталкиваются с отказом в медицинском обслуживании в военных медицинских учреждениях. Военнослужащие запаса и в отставке указывают на проблемы с получением жилья. Нарушаются даже права участников Великой Отечественной войны: пожилые люди сетуют на трудности с получением автомобиля или соответствующей денежной компенсации.
Полученные по итогам «горячей линии» сведения мы обобщаем, анализируем и по итогам этого анализа готовим запросы в соответствующие министерства и ведомства, а также в военную прокуратуру. Помимо этого ведется мониторинг СМИ на предмет публикаций о коррупции и правонарушениях в силовых структурах, где предусмотрена военная служба. При этом мы стараемся проверять любую информацию.
Задачи, стоящие перед комиссией, невозможно решить без тесного взаимодействия с руководством Министерства обороны. И такое взаимодействие уже налажено. Со всеми ключевыми фигурами МО у нас установлены конструктивные деловые контакты. Думаю, что совместными усилиями мы сможем качественно решать все имеющиеся проблемы.
Общественные советы сегодня созданы практически при каждом крупном подразделении силовых и правоохранительных ведомств. Одни оценивают их работу положительно, другие же считают, что все это пустое, и дальше заседаний и разговоров дело не идет. Мне трудно говорить за всех, но на своем личном опыте вижу, что все не так плохо, как кажется некоторым скептикам. Членом Общественного совета при Минобороны я являюсь уже больше года. И наша комиссия активно сотрудничает с руководством военного ведомства по самым разным вопросам.
Можно сказать, что в течение этого времени по вопросам обороны, безопасности, поддержки военнослужащих Общественный совет при МО РФ работал даже чуть активней, чем Общественная палата. Проходили регулярные встречи с министром обороны, с его заместителями, начальниками управлений, командующими военными округами, в ходе которых обсуждался широчайший круг вопросов. Работа велась непосредственно в частях, подразделениях, с различными категориями военнослужащих и членов их семей. Мы принимали участие в заседаниях военных советов округов, встречались с командирами и начальниками, гражданским персоналом. Члены комиссии выезжали на Северный Кавказ и на Северный флот. За год нам удалось положительно решить ряд насущных для людей в погонах проблем.
В ходе работы выяснилось, что зачастую военнослужащих волнует не столько конкретные нарушения, сколько отсутствие элементарной справедливости в целом. Наиболее характерный пример: квартирный вопрос. Ведь сегодня при распределении жилья нет абсолютно никакой гласности! Реакция руководства Минобороны на наше обращение по этому поводу последовала незамедлительно: уже через две недели свет увидела директива, которая предписывала вывесить в каждой воинской части и учреждении список очередников, а также подготовить отчеты жилищных комиссий. Процесс, как говорится, пошел.
Серьезную озабоченность общественности вызывают обнародованные Минобороны данные о так называемых небоевых потерях. Согласно неутешительной статистике только в 2007 г. в Вооруженных силах погибли 442 солдата и офицера, то есть практически целый батальон. И что особенно тревожно, 224 человека из этого скорбного списка покончили жизнь самоубийством. Вместе с тем нельзя не отметить, что Минобороны пока является единственным силовым ведомством, не побоявшимся обнародовать подобные цифры. В настоящее время Общественная палата добивается того, чтобы этому примеру последовали другие министерства и ведомства, в которых законом предусмотрена военная служба по призыву.
Еще одна болевая точка — уровень подготовки военнослужащих, проходящих службу по призыву. Еще большую актуальность этот вопрос приобретает в связи с переходом наших Вооруженных сил с 1 января этого года на 12-месячный срок службы для призывников. Ведь за один год сделать из вчерашнего школьника грамотного военного специалиста, умеющего обращаться со вверенной ему техникой, готового к тяготам и лишениям службы — задача трудная. Более того, сокращение срока службы непременно повлечет за собой увеличение учебно-боевой и служебной нагрузки на личный состав. И здесь со всей остротой встает вопрос о подготовке молодежи к службе, как в физическом, так и в морально-психологическом плане. Активизация деятельности гражданского общества в этой сфере является одним из основных направлений работы нашей комиссии.
Учитывая все проблемы, мы пришли к единому мнению: необходимо срочно восстанавливать в учебных заведениях на обязательной основе начальную военную подготовку. Причем, активно привлекая в качестве преподавателей и воспитателей офицеров запаса. У нас в стране более 50 тыс. школ. К тому же, это — новые рабочие места для тех, кто окончил службу и желает найти себя в гражданской жизни.
Одновременно требует обновления система медицинского контроля и помощи по укреплению здоровья допризывной и призывной молодежи. На наш взгляд, эти вопросы должны стать важной составной частью приоритетных национальных проектов «Образование» и «Здоровье».
Еще один, очень важный участок нашей работы — социальная адаптация уволенных из Вооруженных сил. Ветераны и пенсионеры бывают разные. Есть люди пожилые, которых государство должно обеспечить и не требовать с них ничего — они это заслужили. Есть инвалиды, о которых государство и общество должны проявлять особую заботу. Но ведь есть и сравнительно молодые, здоровые военные пенсионеры, которых нужно включать в активную созидательную работу.
В этом году мы хотим провести Всероссийское собрание офицеров запаса. Цель — создать Совет офицерского собрания, и постараться, чтобы подобные структуры появились в каждом субъекте федерации. Кроме того, Комиссия планирует выйти с предложениями в Правительство РФ, обратиться к руководству федеральных министерств и ведомств, региональным и муниципальным властям с тем, чтобы уже сейчас наиболее активных офицеров запаса включали бы в экономические, общественные, социальные структуры. Ведь эти люди могут послужить России и на гражданском поприще. Они — настоящий «золотой запас» нашей страны!
Ведь кто такой ветеран военной службы? Это образованный, подготовленный, патриотично настроенный человек. Адаптировать его к гражданской жизни, при необходимости переучить, но, самое главное, открыть для него перспективы — вот задача общества. Опыт и знания этих людей сегодня очень нужны молодежи.
В 2008 г. мы планируем уделить особое внимание новой массовой категории военнослужащих — солдатам и сержантам, проходящим военную службу по контракту. Качество жилищного обеспечения контрактников, трудоустройство их жен, соответствие социальной инфраструктуры военных городков потребностям современной семьи — все это факторы, от которых напрямую зависит успех перевода значительной части Вооруженных сил на контрактный способ комплектования. А значит и будущее профессиональной армии в России.
Одной из важнейших точек приложения общественных усилий мне видится повышение престижа военной службы. Ведь для того чтобы на контракт приходили адекватные люди, а призывники не воспринимали повестку в военкомат как черную метку, недостаточно повысить военнослужащим денежное содержание, своевременно давать квартиры, отремонтировать казармы и поставить в них телевизоры. Необходимо еще и реанимировать в сознании россиян представление о военной службе как о высоком служении, как о деле настоящих мужчин. Совершить эту перемену в своем сознании может только само общество при условии, что наиболее заинтересованные его представители возьмут на себя активную роль при решении этого вопроса.
Сейчас мы много говорим о построении в России гражданского общества. Но понимаем ли мы, что это такое? Гражданским обществом обычно называют наивысшую форму общности, состоящую из частных лиц, классов, групп и институтов, не зависящих напрямую от политического государства. При этом граждане должны помнить, что не только имеют широкие права, но и несут вполне конкретные обязанности. У каждого человека есть право высказывать свое мнение, право голосовать, право на труд, право на учебу. И параллельно с этим имеется ответственность — за детей, за родителей, за социальную сферу. В том числе за оборону и безопасность своей страны.
Часто спрашивают: а есть ли в принципе гражданское общество в России? Критики на этот счет, особенно звучащей из-за рубежа, хватает. Возможно, в отдельных вопросах ее можно назвать справедливой. И нам не стоит стесняться ее анализировать, а если в ней есть конструктивное зерно — то и принимать. Россия, и общество, и государство, сегодня настолько крепко стоит на ногах, что мы можем себе это позволить. Уметь выслушивать критику и делать из нее выводы — удел сильных.
Я убежден: чем шире будет палитра мнений, позиций, взглядов в нашем обществе — тем лучше. Это жизненно необходимо, в том числе и для государства. Но есть и оборотная сторона медали. Сама по себе огульная критика власти, оппозиция ради оппозиции, абсолютно не конструктивна без конкретных дел, направленных на созидание. Сотрясать устои и разрушать ведь всегда проще.
Работая сначала в первом, а теперь и во втором составе Общественной палаты РФ, я имел возможность наблюдать за деятельностью многих общественных организаций. Большинство из них действительно имеют созидательный вектор. Однако немало и таких, кто основной своей «работой» считает лишь огульную критику властей. Так вот если убрать из их платформ и программ всю эту критику, то никаких конструктивных предложений по решению проблем не останется. От таких «общественников» больше вреда, нежели пользы.
Старшее поколение прекрасно помнит конец 80-х — начало 90-х годов прошлого века. Тогда в ходу была поговорка: «Демократия от демократизации отличается, как канал от канализации». Это выражение не потеряло актуальности и сегодня. И чтобы не захлебнуться в этой канализации, мы должны поставить на пути потока грязи и пустой критики мощные заслоны.
Мы — то гражданское общество, которое не может базироваться на схемах, привычных для западных государств. Территориально, исторически, конфессионально, национально - мы уникальны. Для того, чтобы демократические процессы развивались в нормальном русле, чтобы предотвратить хаос и развал страны, как это случилось с Советским Союзом, в обществе должны нормально функционировать правоохранительная система, ведомства, отвечающие за безопасность и оборону. Вместе с тем не стоит забывать о том, что, в конечном счете, главный результат, работы госаппарата — улучшение жизни граждан страны. Ну а если за говорильней и лозунгами становится только хуже — значит, мы не туда идем.
Общественная палата и задумывалась как мостик между людьми и чиновниками, по которому до власти гарантированно дойдут людские чаяния. Поскольку демократия у нас молодая, помимо государственных структур России нужен был институт, который бы усилил взаимосвязь между государством и обществом. Таким институтом и стала Общественная палата.
В нынешнем ее составе 126 человек, работающих на общественных началах. За каждым членом палаты есть потенциал — социальный, политический, правовой. Но в целом, эффективность нашей работы определяется личным авторитетом каждого, отсутствием бюрократических пут. Да и законодательная база, которая регламентирует механизм работы Общественной палаты, достаточно неплохая.
Голос народа должен быть услышан, это задача Общественной палаты. И мне кажется, что мы с ней справляемся. А выход из трудных ситуаций нужно искать и находить вместе, всем миром.

РИАН
10 августа 2017

Эксперт о плане превентивного удара США по КНДР: дипломатия канонерок жива
Красная звезда
19 июля 2017

Победили в честной борьбе
Красная звезда
12 июля 2017

Огонь, батарея!..

Все публикации...













При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.megapir.info обязательна.

Создание и оптимизация web сайта